01.04.19

В этом году исполняется пять лет событиям, которые вошли в историю как Русская весна в Донбассе. Регион стал костью в горле преступной украинской верхушке, пришедшей к власти в результате государственного переворота. Подавляющее большинство дончан, принимая участие в референдуме 11 мая 2014 года, сказали свое решительное «нет» попыткам самозванцев насадить чуждую историю, возродить идеи фашизма и нацизма. О том, как воспринял события зимы и весны 2014 года, начало которым положил киевский Майдан, нам в эксклюзивном интервью рассказал депутат Народного Совета ДНР фракции «Донецкая Республика» Александр Бондаренко.

 

Майдан

В то время, как с конца ноября 2013 года Киев бурлил Евромайданом, Донбасс трудился в привычном рабочем ритме, свойственном промышленному региону. Александр Бондаренко на тот момент работал на Донецкой железной дороге заместителем начальника станции Авдеевка. «Когда в Киеве только начинался Майдан, у нас все шло своим чередом – коксохимический завод работал (Авдеевский коксохимический завод – прим. ред.), обеспечивая грузооборот железнодорожному транспорту, станция пропускала значимое количество грузовых и пассажирских поездов, я, как всегда, находился на рабочем месте. В один «прекрасный» день, вернувшись с работы, увидел по телевидению ужасающие кадры происходящего на киевском майдане Независимости – это уже были не мирные митингующие, а обезумевшая толпа, жаждавшая крови и разрушений. Несмотря на сильную усталость (нагрузка на работе была такая, что редко удавалось отдохнуть более 4–5 часов), я смотрел трансляцию из Киева до самого утра, ждал мирного разрешения ситуации. И тогда я задумался: кто эти люди на Майдане? Какая у них мотивация? Почему они не на работе в будний день и чем же они зарабатывают на свое существование? Какой целью они объединены? Осознание пришло позже, это был  государственный переворот», – вспоминает он.

«В ту ночь мне стало совершенно очевидно, что Майдан Киевом не ограничится. Еще одним ужасающим открытием для меня стал тот факт, что в считанные дни наивысшая ценность – человеческая жизнь – приравнялась к нулю, поскольку в ход пошло оружие. И это было сделано с позволения власть имущих в столице государства! Тогда же я понял, что нам рано или поздно придется сделать и свой выбор», – вспоминает Александр Бондаренко.

 

Чужие

В начале весны 2014 года на землю Донбасса пришли «чужие» – в Донецк стали приезжать майдановцы, чтобы проводить «митинги дружбы», а на самом деле их целью были провокации и идеологическая «обработка» местных жителей.

«Я помню, как в наш город начали приезжать группы лиц, зарождавшие «чуму» в бывшей столице. То, что они были «чужаками», было слышно по диалекту и заметно по поведению. Они пытались внушить, что наши деды и прадеды, победив фашистских захватчиков в Великой Отечественной войне, были не правы, что наши родители, которые всю жизнь работали не за страх, а на совесть, ошибались, что ошибаемся и мы, выступая против идей нацизма и Евромайдана. То есть их целью было преломить ход наших мыслей, переубедить и показать неправоту наших действий. Однако я был воспитан в семье тружеников, которые всю жизнь трудились на Донбассе, в духе патриотизма и любви к своей Родине. Для меня идеи, которые пытались внушить прибывшие в Донбасс профашистские поклонники Майдана, были не просто неприемлемы – я отнесся к ним с большой долей агрессии. Это был плевок не только в мое лицо, но и всему моему роду, а также всему народу, который боролся и искоренял фашизм и нацизм», – делится Александр Бондаренко.

 

Донецкие власти

В начале марта 2014 года депутаты Донецкого областного совета отказались признать, что в Киеве произошел государственный переворот. Как признается Бондаренко, поведение местных властей уже не было для него особым сюрпризом. «Глядя на действия первых лиц государства, я понимал, что их последователи на местах вряд ли будут вести себя по­-другому и вряд ли отважатся на решительный шаг для того, чтобы отстоять права своего народа и своего региона. К сожалению, у людей, стоящих на тот момент у власти, в Донбассе была цель спасти свою шкуру и сохранить свои активы. Так и получилось – они, преследуя личные цели, оставили на произвол судьбы регион и миллионы людей, которые под артобстрелами ВСУ пытались сохранить инфраструктуру, коммуникации. Я никогда не забуду, как буквально сразу после очередной артиллерийской атаки ВСУ, когда еще даже лужи крови не высохли, коммунальщики убирали последствия обстрела Киевского проспекта – осколки стекла, пластика и прочего. Транспортная отрасль работала, поставлялась электроэнергия, в домах был газ! Я считаю, что это было под силу только людям, сильным духом, впрочем, тогда только такие и остались в Донецке, на своей Родине. Это люди не просто с чувством собственного достоинства и долга, а действительно патриоты своего родного края. Они доказывали любовь к Родине любой ценой – кто на фронте, кто на политических полях сражения, кто на своих рабочих местах», – уверен Александр Бондаренко.

 

7 апреля

7 апреля в Донецке были приняты Декларация о суверенитете ДНР и Акт независимости ДНР, и, как признается депутат НС ДНР, он в сложившейся ситуации считал это единственно возможным вариантом.

«С Украиной нам было уже не по пути, и провозглашение ДНР я воспринял позитивно – наконец­-то свою точку зрения мы озвучили на политическом уровне. Этот шаг был очень важным для того, чтобы нашу точку зрения услышали и в Украине, и в других сопредельных государствах. Ведь, согласитесь, на нашем земном шаре не каждый день возникают новые государства, и если оно возникло, то на это была весомая причина. Если бы не была провозглашена Республика, нас ждала бы печальная участь, которая сейчас, собственно, и постигла простое население Украины. С молчаливого согласия их лишили социальных гарантий, веры, нормально функционирующего здравоохранения, а молодых ребят посылают на поля сражения в качестве пушечного мяса. Они готовы смириться со всем. Мы с этим мириться не хотели», – вспоминает Александр Бондаренко события весны 2014-­го.

 

11 мая

Голосование о самоопределении ДНР на референдуме 11 мая стало решающим в стремлении жителей Донбасса отделиться от «слетевшей с катушек» Украины. В этот день очереди на избирательные участки были нескончаемыми, а настроение у людей – приподнятым.

«Мой избирательный участок находился неподалеку, в школе № 70, и я был удивлен не столько большим количеством людей, сколько их настроем, их эмоциями. Ведь я помню, что обычно на выборах, которые происходили еще при Украине, это были унылые лица людей, которые, ставя галочку, прекрасно понимали, что за них на самом деле уже все решили. 11 мая люди шли голосовать с большим воодушевлением, было ощущение праздника – ведь они пришли голосовать не за какого-­то кандидата, не за чей­-то бизнес, а за будущее своего региона, своей земли. Людям дали возможность открытым текстом выразиться – кто они, где они и как видят дальнейшее развитие своего региона. Конечно, все были вдохновлены Крымским референдумом, который состоялся 16 марта. Как показали дальнейшие события, наш путь в Россию оказался более тернистым, чем у крымчан, но мы руки не опускаем и видим, что борьба проведена не зря! Мы выстояли за свою идею! Мы верны своей Родине и устоям! Мы с братской Россией!» – завершил рассказ Александр.

Вспоминаем вместе!

Мы предлагаем всем жителям ДНР поделиться воспоминаниями о своем личном восприятии происходящего зимой­весной 2014 года, о событиях этого периода, участниками или свидетелями которых Вы были сами и которые в итоге привели Вас на референдум 11 мая 2014 года.

Из воспоминаний каждого из нас, словно из собранных вместе пазлов, сложится полная картина важного этапа в истории Республики, которую спустя годы никто не сможет переписать. Ваши истории обязательно войдут в книгу и фильм, которые будут посвящены выбору Донбасса, сделанному пять лет назад. 

Адрес для отправки: kniga@oddr.info

Просмотры: