19.10.15

Совсем скоро, 25 октября, дончан ждет замечательное событие – в этот день в Донецком драмтеатре состоится премьера музыкальной комедии-водевиля «Ханума». Работа над спектаклем длилась 2.5 месяца, за это время пошито более 50 уникальных костюмов и созданы с «нуля» сценические декорации. Постановкой водевиля занимался российский режиссер Владимир Бородин. О том, почему в Донецке решили ставить именно «Хануму», как шла работа над спектаклем, и какое впечатление сложилось о городе — он рассказал в интервью нашему корреспонденту.

— Владимир Григорьевич, что Вас привело в Донецк, почему решили ставить спектакль в военном городе?

— Меня привело сюда сочувствие, сострадание и желание быть рядом с тем, кому плохо. Больше года прошло, с тех пор, как мы узнали про первые бомбежки Донбасса. Меня потрясло заявление украинского президента, в котором он сказал, что «наши дети будут ходить в школы, а ваши сгниют в подвалах». Мы с супругой не могли оставаться равнодушным, когда рядом горе. Хотя казалось бы — мы живем с ней в прекрасном, красивом, ухоженном городе Белгороде. У нас есть все — и пенсия хорошая, и работа — мы с женой, а она у меня художник, постоянно ездим на постановки. То есть можно было сидеть себе на завалинке и лузгать семечки (смеется). Но когда тебе хорошо, а людям рядом плохо – начинаешь задумываться, а чем ты можешь помочь. Мы начали с того, что пошли на рынок, и увидели там большое объявление «Сбор помощи для ДНР». Мы купили два мешка сахара. Принесли. Нас поблагодарили. А жена спрашивает меня: «Вова, неужели это все, что мы можем?». А я в ответ: «Но не можем же мы трейлер отправить туда?». Супруга говорит: «Трейлер не можем, но поставить в Донецке спектакль ведь можем!».

— Что было дальше?

— Мы созвонились с Натальей Волковой (генеральный директор, художественный руководитель Донецкого драмтеатра, — Ред.) и предварительно договорились о сотрудничестве. А потом я был в Майкопе (в 300 км от Ростова –на Дону), когда узнал, что Донецкий Драмтеатр гастролирует в Ростове и решил приехать и посмотреть. Я попал на «Три мушкетера» (мюзикл по роману Александра Дюма, — Ред) и был в полном восторге! После чего состоялась уже личная беседа с Натальей Марковной. Мы начали размышлять о том, какой спектакль можно поставить на сцене Донецкого драмтеатра.

— Почему выбор пал на «Хануму»?

— Потому что в остальных постановках, которые мы рассматривали, драматургия хорошая, но задействовано мало актеров. А мы хотели занять как можно больше донецких актеров — в «Хануме» как раз занят практически весь состав театра. После того, как определились со спектаклем, мы с Натальей Волковой договорились, что я приезжаю, как только театр выходит из отпуска, т.е. 10 августа.

— Как вы добирались в Донецк?

— Из Ростова мы приехали в Таганрог, а оттуда меня с супругой забрали уже коллеги из Донецкого драмтеатра. И когда мы впервые в своей жизни проезжали блокпост – я увидел молодого мужчину в военной форме, у него на руке отсутствовала кисть, но несмотря на это он нес службу! И тогда я понял: ДНР — это серьезно.

— Где вы остановились в Донецке?

— Поселили нас очень хорошо! Мы живем прямо в театре – здесь есть гостиница. Кстати в комнатах жили и актеры, когда были бомбежки. А концертмейстер Сонечка с мужем и двумя прелестными пацанами – 12 и 1.5 лет и до сих пор здесь живут, потому что их жилье разрушено. Мы очень подружились с этой семьей.

— Какое впечатление от актеров труппы, ведь большей частью это не мэтры, которые предпочли уехать из охваченного войной города, а молодое поколение?

— Уехали не мэтры, а трусы. Ведь не бывает так , что только пришел из института и уже мастер. Ведь театр тебя вырастил, он тебя воспитал, он помогал достигнуть каких то высот в профессии. Мастерство достигается только практикой и хорошим отношением к тебе. … А ты в трудную минуту предаешь и бросаешь все это… Но нет худа без добра – открылась прямая дорога молодняку. И молодые актеры уверенно заняли освободившуюся нишу, влились в спектакли. Старшее поколение донецких актеров, конечно, делятся опытом с молодыми коллегами.

— Как прошла первая встреча с творческим коллективом донецкого драмтеатра?

— Знакомство всегда начинается с читки пьесы – это когда режиссер, читает вслух текст. А я говорю дирижеру: «Жень, да что там читать? Давай лучше споем, станцуем». Кстати, когда я впервые увидел дирижера – Евгения Кулакова, было ощущение, что мы с ним давным-давно знакомы. И вот мы с ним в репетиционном зале устроили концерт – всю пьесу от начала и до конца спели и станцевали! А когда люди видят, что ты не только знаешь, что делать, но еще и сам умеешь это делать, то возникает доверие.

— А как проходил кастинг?

— Я открыл сайт театра, на котором выложены биографии актеров и их краткая творческая характеристика. И решил для себя кому, какую роль отдать. А с коллективом мы договорились так: я делаю свое распределение, а они свое, а потом мы сравниваем. У нас списки совпали на 60%! Совпали главные герои – Ханума, Князь, Микич Котрянц, совпали молодые герои Сона и Котэ…

— Есть отличия вашей постановки «Ханумы» в Донецком драмтеатре от предыдущих постановок?

— Конечно есть! У нас оркестр прямо на сцене сидит и все музыканты – в образе кинто (в культуре Грузии — весельчак, мелкий мошенник, а также и инициатор застолий, — Ред.) — девушки –музыканты в грузинских шапочках, парни – в кепарях. У нас вообще весь спектакль ведут кинто — эти типичные тифлисские безобразники. В других постановках их присутствие только слегка обозначено. И даже смены декораций у нас обыграны и органично вплетены в спектакль.

-Костюмы и декорации для спектакля вы привезли с собой?

— Нет! Все 50 с лишним костюмов и все декорации созданы здесь с «нуля». В пошивочном цехе у нас работает 12 человек, которые проделали огромную работу всего за 2.5 месяца – на сегодняшний день у нас практически все готово. Автор костюмов – моя супруга. А в основе сценического оформления – картины грузинских художников. Центральный задник – там, где изображен старый Тифлис – это картина Зураба Церетели.

— У вас было время погулять по Донецку? Какие впечатления?

— За нами закреплена машина, поэтому как только появлялось немного времени мы, обязательно старались посмотреть Донецк. Мы и в аквапарке были и в парке Щербакова, мы обалдели от парка кованых фигур, мы обалдели от Донбасс-Арены и парков, которые ее окружают. Мы там возложили цветы к месту, где заложен памятник погибшим детям Донбасса. Поразило то, что, например наш Белгород исписан малосимпатичными граффити — здесь этого нет. У нас в городе, когда на улице встречаешь стайку молодежи – то у них из пяти слов шесть матерков, а здесь я такого не встречал, люди по-нормальному разговаривают. Донецк меня удивил царящей здесь атмосферой. Это чудный город – он окутан аурой любви!

Просмотры: